Уверенность в завтрашнем ДНЕ

Есть такая сказка – про богача, который хотел сшить у скорняка (какое красивое слово) шапку из овечьего меха. А потом пожадничал и захотел семь шапок. Сказка описана С. Михалковым в стихах и почему-то названа «армянской». Я категорически не согласен с ее геолокацией. Таких «вартанов» у нас поболе будет, чем овец на склонах Армянского нагорья.

Мое утро сегодня началось с внимательного изучения тендера на услуги перевода одного белорусского государственного предприятия. Сумма тендера была довольно приятной, шестизначной в рублях, весьма пятизначной в долларах по курсу. Я скачал пакет документации и пристально вгляделся в него.

Начиналось все хорошо: технические требования к исполнителю были вполне адекватны. Правда, было необходимо подтвердить профильное (помимо лингвистического) образование переводчиков. На первый взгляд это нужное требование, но подумайте сами: если химию будут переводить только химики, медицину только врачи, а инструкцию к ракетному двигателю только ракетчики – кто будет нас лечить и строить ракеты? Я вам открою секрет: ракетчики, как правило, переводят не очень хорошо. Но по этому требованию мы проходили. У нас есть такие переводчики и редакторы.

Документ продолжался параграфами об объемах, ценах и условиях оплаты. Ницше писал: «Und wenn du lange in einen Abgrund blickst, blickt der Abgrund auch in dich hinein». Я продолжал вглядываться в бездну, и бездна начала смотреть на меня. Объем тендера в количестве страниц был тоже любезно указан. Простое арифметическое действие – деление цены тендера на количество страниц – вызвало во мне целый спектр эмоций.

Страница перевода стоила 9 рублей, или 3,3 доллара.

Это была верхняя граница цены, от которой участникам торгов предлагалось конкурировать вниз, поскольку 65% выигрышных баллов зависели от минимальной цены предложения. Пробормотав про себя сложное обсценное заклинание, иногда помогающее мне примириться с удивительной реальностью, я продолжил читать – было интересно, что же входит в эту стоимость по мнению заказчика.

Предчувствие меня не обмануло – в стоимость входило все. Давайте допустим, что нам удалось выиграть тендер по причине того, что остальные участники на торги не явились. Кто-то просто покрутил пальцем у виска, кто-то слишком хорошо воспитан, кто-то так смеялся, что его, икающего, увезли отдохнуть в амбулаторию от греха.

Итак, 9 рублей. На что же их потратить?

1) Во-первых, разумеется, налоги. Возьмем минимальную планочку в 5%. Получаем 8 р 55 копеек.

2) Далее нужно сделать, собственно, перевод.

3) Затем обязательная редактура. Это письменное требование заказчика, и я с ним категорически согласен, редактура сложных переводов реально нужна.

4) Косвенные расходы очевидные: электричество, аренда, амортизация техники, мебель, уборка, телефон, хостинг, бухгалтерия.

5) Косвенные расходы менее очевидные: продажи, реклама, время, чтобы добраться до работы, и т.д.

6) Наконец, в общем-то, то, зачем мы все тут собрались – прибыль.

Сейчас я попробую распределить 8,55 рублей по этим параметрам. Следите за руками:

Перевод. 3 рубля переводчику.

 Я не знаю, как представляет процесс перевода уважаемый заказчик. Возможно, он думает, что лист оригинала впихивают в переводчика, как в сканер, спереди, а перевод выходит сзади уже сверстанный в формате А4. Не исключено, что где-то происходит именно так, но мы, например, работаем консервативно. Норма перевода высокоспециализированных текстов у высококлассного специалиста составляет 8-10 страниц в день. Итого 30 рублей переводчику в день. Пусть в месяце 22 рабочих дня. Переводчик, который сначала учился по профильной, допустим, медицинской специальности (это требование заказчика, помните?) 6 лет, затем еще 5 лет в инязе должен работать за 660 рублей (250 долларов) в месяц грязными, то есть заплатить еще 13% подоходного. На жизнь остается 574 рубля. Примерно столько тратит обычная семья с парой детей за две недели на простую еду без напитков и салями.

Редактура. Пусть будет 1 рубль. Представим, что человек с двумя высшими образованиями отлично переводит за 574 рубля в месяц, а значит, редактору работы немного. 30 страниц в день, расчеты те же, что и для переводчика.

Косвенные расходы, и очевидные, и нет, потянут пусть 2 рубля. На самом деле больше, но представим, что переводчик после работы убирает офис из любви к чистоте, а редактор занимается маркетингом агентства из любви к искусству. Сейчас мне скажут, что все дома сидят из-за ковида, и я соглашусь, что уборкой вечером занимается директор, кто же еще.

Иии-хаа, со страницы остается 2 рубля 55 копеек прибыли! Чуть меньше доллара, но ничего, разгуляться можно. Минуточку, завтра конец квартала? А ФСЗН ты заплатил, милчеловек? Я не бухгалтер, считаю в уме плохо, но выходит, что ФСЗН с 660 х 2 = 475 рублей, или в пересчете на 220 выполненных в человеко-месяце страниц – еще 2р 15 коп со страницы.

Встряхнув калькулятор, как градусник, чтобы сбить показания, я снова подвел итог. Получив этот тендер по максимально возможной цене и выполнив все требования, счастливое агентство переводов имеет следующий расклад: двух веселых специалистов-лингвистов с зарплатой в 215 долларов в месяц каждый, бесплатную уборщицу, и 40 копеек прибыли со страницы для зажиточного директора, он же продажник и маркетолог.

Я ничего не забыл? Стоп! Разумеется, цены фиксируются в рублях на срок действия контракта, то есть на год. Я полностью доверяю правительству насчет прогнозных показателей инфляции. Но накопив на этом заказе жирок за лето, перезимовать несложно. Да и картоха может в этом году дать хороший урожай, снега было много.

Я это все к чему, коллеги. Дело даже не в том, что это должно стоить как минимум в 4 раза дороже, а качественная работа – еще дороже. Дело в том, что этот тендер кто-то возьмет. Более того, претендентов будет несколько. Но соглашаясь на сегодняшнее дно, вы можете быть уверенными только в одном — в завтрашнем дне.

Больших семь шапок из овцы не выкроить никак.